гипс в стоматологии
должностная инструкция службы поддержки

Кварц, халцедон и опал

Кварц, халцедон и опал

Кварц является самым распространенным, но тем не менее одним из наиболее красивых минералов. Он представляет собой чистую окись кремния (Si0
), соединение, которое само по себе или в составе силикатов слагает около 60% земной коры. Кварц — очень стойкий минерал как в химическом, так и в механическом отношении, вследствие чего при разрушении горных пород в ходе длительных геологических процессов зерна кварца сохраняются и в виде песка образуют мощные наносы по берегам рек, на морских побережьях и в пустынях..
Ювелирам известно несколько разновидностей кварца, хотя далеко не все знают, что это по существу, один и тот же минерал. Минералы группы кварца можно разделить на две большие подгруппы:.
1.
Кристаллический кварц, встречающийся в виде отдельных шестигранных кристаллов, например горный хрусталь, аметист, цитрин и т. д.
2.
Скрытокристаллический кварц, например халцедон, агат, хризопраз, сердолик и др.
Камни, относящиеся ко второй подгруппе, сложены такими мелкими зернами или волокнами, что их невозможно различить как отдельные элементы структуры. Разнообразие разновидностей в обеих подгруппах столь велико, что их детальное обсуждение не представляется возможным, да в этом нет и никакой необходимости, во всяком случае для целей их идентификации. Кристаллический кварц, используемый в ювелирном деле, как правило, прозрачен и обладает очень постоянными свойствами: твердость по шкале Мооса 7, удельный вес 2,651, показатели преломления 1,544 и 1,553.
Если читатель располагает раствором бромоформа, разбавленного до плотности кварца (способ его приготовления был описан выше), то для него не составит никакого труда определить незакрепленный образец кристаллического кварца только с помощью этой жидкости. Если имеется рефрактометр и камень огранен, то он может быть определен и по показателю преломления.
Кварц имеет спиральную внутреннюю структуру, которая часто проявляется внешне в виде небольших дополнительных граней на поверхности кристалла, по которым можно определить, является ли кристалл "левым" или "правым". Для диагностики это свойство не представляет никакого интереса, поэтому здесь подробно не рассматривается. Но спиральная структура оказывает особое действие на лучи поляризованного света, проходящего через камень в направлении оптической оси: она вращает плоскость поляризации. Это в свою очередь дает интерференционную фигуру, которая уникальна и у других драгоценных камней не встречается. Поэтому в том случае, когда такую фигуру удается наблюдать, она служит прекрасным диагностическим признаком кварца.
Для наблюдения интерференционной фигуры в двупреломляющих минералах образец следует рассматривать в направлении его главной оптической оси в сходящемся пучке света между скрещенными поляроидами. В том случае, когда имеется плоская правильно ориентированная пластинка материала, все, что необходимо для наблюдения фигуры, — это держать образец, зажатый между скрещенными поляроидами, близко к глазам и смотреть через этот "бутерброд" на окно или на хорошо освещенный лист белой бумаги. Лучи, достигающие глаза при таком коротком фокусном расстоянии, будут сходящимися, и фигура будет хорошо видна без применения лупы. Наиболее простой способ проверки предложенного метода заключается в наблюдении листочка мусковита или биотита, помещенного между скрещенными поляроидами: должна быть отчетливо видна интерференционная фигура двуосного минерала с двумя характерными "глазами".
Этот простой способ, как правило, неприемлем для ограненных камней. В этом случае интерференционную фигуру часто можно наблюдать при повороте камня пинцетом между скрещенными поляроидами полярископа со встроенным освещением типа "Микин" или "Рейнер", описанного в гл. 3, однако непосредственно над образцом необходимо держать карманную лупу или небольшой полый стеклянный шарик, наполненный иодистым метиленом, чтобы создать сходящийся пучок света. (Для той же дели служит свободная от внутренних напряжений сфера из стекла на конце стеклянной палочки. Такие сферы изготовляются фирмой Ханнемана.) Наблюдение фигур требует определенных навыков. Если исследуются сферы из кварца или кварцевые бусы, увидеть интерференционную фигуру не составляет труда — нужно лишь вращать камень между скрещенными поляроидами. Лупа в данном случае не нуж-
Рис. 21.1 Две сферические бусины из ожерелья; дающие уникальную интерференционную картину между скрещенными поляроидами.
Рис. 21.2. Типичная структура "тигровых" включений в аметисте.
на, поскольку сама сфера сужает световой пучок. Все, что необходимо сделать, — это найти для сферы нужное положение. При этом наблюдается темный крест с полым окрашенным центром на фоне едва заметных радужных колец. Интерференционные фигуры, полученные на двух кварцевых бусинах ожерелья показаны на рис. 21.1. Своеобразие этой фигуры для кварца заключается в светлой окраске центра фигуры. У бусины из турмалина или аквамарина, например, центр креста будет черным, лишенным светлого кольца. Те, кто заинтересуется этим вопросом, могут найти более подробное описание с рисунками интерференционных фигур в любом учебнике по минералогии. Минералоги, однако, для своих наблюдений используют микроскоп, что для геммололга в большинстве случаев неприемлемо.
Перед тем как приступить к описанию разновидностей кварца и других минералов, внешне похожих на него, необходимо еще раз напомнить об их общих отличиях от имитаций из стекла. Кварц вследствие его низкого показателя преломления имеет стеклянный блеск и поэтому по внешнему виду практически неотличим от стекла. Для отличия кварца от стекла можно применить простой, но достаточно эффективный, если он правильно применяется, способ, основанный на низкой теплопроводности стекла. Если к кварцу и стеклу прикоснуться языком, кварц покажется заметно более холодным, чем стекло, что, впрочем, характерно и для других кристаллических драгоценных камней, поскольку все они отводят тепло от языка с большей скоростью, чем стекло. В то же время янтарь и другие смолы отводят тепло медленнее стекла и поэтому кажутся теплыми при прикосновении к ним. Естественно, что проводить это испытание необходимо с некоторыми предосторожностями. Этого требуют правила гигиены. Исследуемый образец должен быть чистым. Кроме того, он не должен быть теплым от недавнего контакта с руками. Камень необходимо держать пинцетом и полученный эффект непосредственно сравнить с эффектом от известного образца кварца, потому что само по себе стекло также кажется холодным при прикосновении к нему языком. Теплым оно покажется только в сравнении с кварцем. Другие особенности, по которым можно узнать стекло (пузыри, свили и т. п.) описаны в гл. 9.
Рассмотрим некоторые кристаллические разновидности кварца, сравнивая их с похожими на них по внешнему виду камнями. Бесцветный кварц, называемый горным хрусталем, неинтересен и некрасив, однако он служит прекрасным материалом для изготовления различных изделий, бус, шаров и т. п. Единственной возможной имитацией горного хрусталя является бесцветное стекло. Большие шары из горного хрусталя, не имеющие трещин, ценятся довольно высоко. Если через шар, положенный на шрифт, наблюдается "раздвоение" букв, то, без сомнения, шар изготовлен из кварца. Желтый кварц, который правильно называть цитрином, хотя его часто продают под дезориентирующим названием "топаз"
, действительно легко принять по внешнему виду за этот более дорогой минерал. В этом случае точный ответ может дать определение удельного веса и показателей преломления. Большинство цитринов получают из аметистов путем их обжига
, причем возникшая при этом окраска не меняется с течением времени. Такие камни практически лишены дихроизма, тогда как у природного желтого кварца дихроизм хорошо заметен. Другой общей особенностью цитринов, получаемых из обожженных аметистов, является их "полосатость". К цитринам относится также темно-коричневый кернгорм и дымчатый морион. Прозрачная зеленая разновидность кварца, недавно появившаяся на рынке, носит название "празиолит". Этот кварц получают путем обжига некоторых типов аметистов из шт. Минас-Жерайс (Бразилия). Камни по внешнему виду несколько напоминают берилл или турмалин, однако их диагностические признаки типичны для кварца. Цвет аметиста варьирует от бледно-сиреневого до густого фиолетового. От стекла его легко отличить по пятнистой и зональной окраске в сочетании с эффектом раздвоения ребер задних граней при наблюдении их с помощью лупы через площадку. Уникальная особенность аметиста — своеобразное "тигровое" включение, наблюдаемое довольно часто (рис. 21.2). Здесь можно упомянуть также любопытную смешанную аметисто-цитриновую разновидность кварца, иногда называемую "аметрин". Ее получают путем нагревания и/или облучения секториального аметиста из Бразилии и Боливии; кроме того некоторая часть такого материала, вероятно, образовалась в результате воздействия естественной радиации. Определение синтетического аметиста уже обсуждалось в главе 9. Иногда встречается фиолетовый сапфир (неправильно называемый восточным аметистом) такого же цвета, как и аметист, однако он ярче и тверже аметиста и имеет к тому же более высокие по сравнению с ним показатели преломления и удельный вес. При интенсивном освещении сапфиры такого типа дают флюоресцентную линию рубина.
Фиолетовый скаполит из Восточной Африки весьма сходен с аметистом по внешнему виду и свойствам. Его идентификация требует тщательного определения оптических характеристик — в особенности оптического знака (гл. 19).
Розовый кварц никогда не бывает совершенно прозрачным. Для него характерна некоторая молочность, а зачастую наличие трещин и включений. Из густо окрашенных камней получаются красивые бусы; это прекрасный материал для небольших резных изделий и украшений. При соответствующей ориентировке кабошоны из розового кварца нередко дают шестилучевую звезду,
Рис. 21.3. Кристаллы меди в авантюриновом стекле.
хотя и не очень отчетливо выраженную. Этот эффект остроумно усилен в дублетах, в которых полусфера из кварца с астеризмом наложена на отражающую подложку. Готовый дублет с сильно выраженным астеризмом производит очень яркое впечатление. Эффект астеризма обусловлен чрезвычайно тонкими иглами рутила, ориентированными в трех направлениях под прямым углом к оси кристалла.
Звездчатый кварц зрительно легко отличается от звездчатого сапфира не только по большей яркости звезды, но и по появлению в центре звезды отчетливого отражения электролампы, при которой смотрят на камень, чего никогда не наблюдается у настоящих звездчатых камней без подложек. Более поздние дублеты труднее узнать по внешнему виду, хотя лучи звезды менее отчетливы, чем в настоящем звездчатом сапфире, и розовый цвет кварца можно видеть, наблюдая камень сбоку.
Кварцевый кошачий глаз содержит параллельные волокна или каналы, в которых когда-то были волокна. Цвет его обычно желтовато-коричневый, зеленоватый или желтоватый. Отсвет у такого камня хотя и отчетливый, но не такой яркий или шелковистый, как у хризобериллового кошачьего глаза, поскольку отражающие волокна здесь более грубые. Лучшие образцы кварцевого кошачьего глаза похожи по внешнему виду на низкосортный хризоберилловый кошачий глаз, однако их легко распознать по удельному весу. Иногда плохие сорта кошачьего глаза подкрашивают искусственно и полученный материал продают под названием венгерского кошачьего глаза
. Замечательный, с золотисто-коричневым отливом, тигровый глаз первоначально был голубым крокидолитовым асбестом, волокна которого впоследствии заместились кварцем. Нередко за таким измененным материалом сохраняется название "крокидолит". Бесцветный кварц часто "пропитан" волокнами красновато-коричневого рутила, ориентированными в различных направлениях. Такой кварц называется "волосатиком" или "волосами Венеры". Продолжая список кварцев, содержащих включения, необходимо упомянуть авантюрин, цвет и сверкание которого обусловлены присутствием мелких пластанокфукситга — минерала из группы слюд. Авантюрин более правильно рассматривать как разновидность кварцита, поскольку он образован из множества мелких кристаллов кварца. Известен также красновато-коричневый авантюриновый кварц, содержащий блестки гематита/ В изделиях часто встречается искусственное золотисто-коричневое авантюриновое стекло с плотностью и показателями преломления почти такими же, как у кварца, однако вид у него значительно более "сверкающий", чем у любого природного авантюрина (рис. 21.3). [.
Бусины из горного хрусталя иногда подвергают своеобразной обработке — нагревают, а затем быстро погружают в холодную воду, содержащую краситель, который входит в образующиеся трещинки, в результате чего получаются красиво окрашенные камни. Яшма в большинстве случаев представляет собой непрозрачный поликристаллический кварц, содержащий различные примеси, придающие ей ту или иную окраску, преимущественно красноватых и коричневых тонов. Яшма искусственно подкрашивается берлинской лазурью с целью получения имитаций лазурита, известных под названием швейцарского или немецкого лазурита. Многие яшмы представляют собой разновидность халцедона.
Перейдем теперь к подгруппе халцедона. Здесь также существует множество названий, обозначающих, по существу, один и тот же материал. Различие между камнями в основном заключается в окраске и сложении. Криптокристаллический просвечивающий и не имеющий полос кварц называется халцедоном. Удельный вес (около 2,60) и показатель преломления (1,535) у него несколько ниже, чем у кристаллического кварца. Плоская полированная поверхность халцедона, как с полосами, так и без них, часто дает на шкале рефрактометра две границы затененной области, обусловливающие величину двупреломления около 0,006, причем положение границ на шкале прибора не меняется при повороте камня на столике. Такое "двупреломление" возникает в тех случаях, когда одно вещество погружается в другое с несколько отличающимся показателем преломления; в данном случае волокна кварца содержатся в опаловидной окиси кремния. Скрытокристаллическая структура халцедона лучше всего видна в тонких шлифах под микроскопом между скрещенными поляроидами. На рис . 21.4 показан халцедоновый сталактит, сфотографированный в этих условиях. В от-
Рис. 21.4. Халцедон между скрещенными поляроидами.
личие от кристаллического кварца скрытокрисгаллические разновидности обычно несколько пористы и поэтому могут окрашиваться, что используется для улучшения их цвета. Природный цвет халцедона обычно голубоватый или серый, и голубые разновидности камня иногда неправильно называют голубым лунным камнем. В зеленый цвет халцедон окрашивается- солями хрома, поэтому через фильтр Челси такой камень выглядит розовым. Кроме того, в проходящем свете обычно видна слоистая структура. Все это позволяет отличать окрашенный халцедон от хризопраза и от жадеита, за которые его порой выдают. В спектре поглощения окрашенного под хризопраз халцедона видны слабые узкие полосы, обусловленные присутствием хрома. Недавно в Зимбабве был найден природный халцедон, окрашенный хромом в приятный зеленый цвет. В спектре такого материала видна единственная четкая линия в красной части вместо трех размытых линий в спектре искусственно окрашенного зеленого халцедона.
Яблочно-зеленый цвет настоящего хризопраза обусловлен соединениями никеля. Хотя низкосортный хризопраз довольно широко распространен, материал высокого качества встречается редко и ценится дорого. В спектре-поглощения хризопраза нет линий хрома, но может быть видна слабая линия никеля при 632 нм в оранжевой части. Наиболее известным камнем из полосатых халцедонов является агат. Слои его обычно изогнуты и соответствуют контурам полости, в которой откладывался кремнезем в виде серии последовательных слоев. Агат широко применяется в промышленности для изготовления не,сов, ступок, пестиков и т. д., причем в этом случае сохраняется его природный цвет. Когда агат применяется для изготовления украшений, он окрашива( гея различными способами с целью усиления контраста чередующихся полос. Когда полосы прямые, агат называется ониксом (черные и белые полосы), сардом (красные полосы) или сардониксом (красные и белые полосы). Из такого материала часто делают камеи: изображения вырезают из белого слоя, а черные или красные слои создают эффектный фон. Черный оникс получают, насыщая природный сероватый материал раствором сахара или меда с последующей обработкой серной кислотой. Сахар превращается в уголь, откладывающийся в порах камня. Темно-зеленый халцедон с яркими красными пятнами I взывается кровавиком или, по-старинному, гелиотропом.
Сердоликом (корнеолом) считают красноватый или желтовато-красный халцедон, имеющий полосчатую структуру в проходящем свете. Моккский камень.
название, применяемое для обозначения слабополосчатых просвечивающих халцедонов от молочно-белого до светло-коричневого цвета, содержащих черные дендритовые (папоротниковидные) прорастания двуокиси марганца. Для халцедонов, содержащих прорастания минералов, окрашенных в различные цвета (например зеленые дендритовидные выделения хлорита или селадонига), которые еще больше напоминают мох или другие растения, используется I ермин моховой агат. Разновидности моккского камня и мохового агата переходят одна в другую, и по-существу эти названия являются синонимами. Для обозначения других разновидностей халцедона предложено еще несколько названий, однако здесь они не приводятся, поскольку в ювелирном деле такие камни применяются гораздо реже.
Опал.
Великолепная и очень яркая игра при отражении света от хорошего опала совершенно необычна, и любители опалов утверждают, что опал — самый кратный из всех камней. Однако опал имеет сравнительно низкую твердость, его легко повредить и поэтому он больше подходит для брошей, кулонов и подобных украшений, чем для колец, где камень ежедневно подвергается опасности. Кроме того, украшения с опалом выглядят эффектно только тогда, когда они изготовлены из высококачественного материала. Посредственный образец может быть достаточно красивым, когда его рассматривают при ярком свете, но в украшении он может "потеряться".
отличие от большинства других драгоценных камней опал не является кристаллическим материалом, а представляет собой затвердевший гель окиси кремния. Опалы содержат воду, причем в разных количествах (в некоторых случаях до 10%). Обычно опал имеет молочно-белый цвет, просвечивает и лишен игры цветов. Из таких опалов лишь зеленая разновидность, напоминающая хризопраз, представляет интерес для ювелиров. Совершенно прозрачная разновидность опала — гиалит также не пользуется спросом на рынке. Название "благородный опал" применяется для обозначения ювелирного опала, обладающего игрой цветов. Твердость опала около 6 по шкале Мооса, показатель преломления 1,45. Опал изотропен, поэтому у него только один показатель преломления. Удельный вес варьирует от 2,00 для огненного опала до 2,11 для черного и белого опалов. Цветовые вспышки у благородного опала обладают почти спектральной чистотой. И действительно, цвета связаны с интерференцией света, а не с абсорбцией. Природа структуры опала, обусловливающей усиление некоторых цветов (длин волн) падающего света и подавляющей другие, выявлена лишь недавно. Уже более столетия предпринимались попытки объяснить это явление. Применяя громадные увеличения, создаваемые электронным микроскопом, Байер в ФРГ и Сандерс в Австралии показали, что у благородного опала присутствуют участки плотноупакованных сфер аморфной окиси кремния (рис. 21.5). В том случае, когда сферы имеют одинаковый размер, соизмеримый с длиной волны видимого света, они вызывают его дифракцию, приводящую к игре цвета. Когда размер сфер различен, дифракция отсутствует и в результате образуется молочный опал (рис. 21.6). Было найдено, что наиболь-
Рис. 21.5. Структура благородного опала под электронным микроскопом (с любезного разрешения CSIRO).
Рис. 21.6. Структура обычного опала под электронным микроскопом (с любезного разрешения CSIRO).
шая длина волны цветных вспышек должна быть равна двум диаметрам сфер. Таким образом, сферы диаметром 300 нм могут дать красный, а также зеленый, желтый и синий цвета тогда, как сферы меньшего размера дают лишь голубые отблески.
Опалы, применяемые в ювелирном деле, подразделяются на черный, белый, огненный и водяной, или студенистый, опалы. Во всех этих опалах (за исключением огненного) игра цвета на поверхности или в глубине камня служит главным признаком "благородного" опала. В торговле для описания размеров цветных пятен применяются специальные термины, такие как пинфайе (pinlire), флейм (flame), флеш (flash), арлекин (harlequin), однако для геммолога, задача которого сводится к идентификации камня, эти термины не имеют большой ценности. Черный опал — самая дорогая разновидность опала, что определяется его редкостью и исключительной красотой игры иризирующих цветов на темно-сером или черном фоне. Каждый образец индивидуален и красив мо-своему. Все это делает опал одним из наиболее любимых и наиболее дорогих драгоценных камней. В белом опале цвета "играют" на белом или беловато-молочном фоне, что снижает эффект. Однако белый опал — это традиционный цвет, по которому опал получил известность, и даже в течение десяти или более лет после первой находки черного опала в Лайтнинг-Ридж в Новом Южном Уэльсе он оставался самым популярным. , «.
Огненный опал, добываемый главным образом в Мексике, прозрачен или лишь слегка замутнен. Красота огненного опала заключается в его интенсивном оранжевом цвете, который, к сожалению, не гармонирует с цветом других цветных камней. В редких случаях в глубине камня могут наблюдаться вспышки иризирующих цветов. Водяной, или студенистый, опал прозрачен, и игра цвета придает ему вид застывших мыльных пузырей. Как было недавно показано X. Ханни некоторые водяные опалы из Мексики действительно являются натуральными стеклами вулканического происхождения и состоят из тонких слоев толщиной порядка 2 рт. Интерференция в этих тонких слоях усиливает иризирующий эффект в стекле подобно тому как нефтяная пленка на мокрой дороге.
Для того чтобы выявить игру с наибольшей силой, черные или белые опалы неизменно обрабатывают в виде кабошонов, причем кабошоны из черных опалов, у которых иризирующий слой часто очень тонкий, обычно делают с почти плоской верхней поверхностью. Высокие кабошоны хороши только из водяных опалов (или триплетов с верхом .из кварца). Огранка применяется лишь для огненных опалов, но даже и в этом случае площадку нередко делают выпуклой.
До недавнего времени серьезные затруднения возникали лишь при идентификации опаловых дублетов (обсуждаются ниже в этой главе). В последнее десятилетие положение дел резко изменилось в связи с промышленным производством синтетических опалов (как белого, так и черного) Пьером Жильсоном во Франции и очень похожих на опал имитаций из стекла, полученных Джоном Слокумом из Мичигана (США) после многолетних экспериментов (фото 13). Синтетический опал уже был описан в гл. 9, однако, пожалуй, стоит добавить несколько замечаний. Камни Жильсона, несомненно, очень красивы, и часто требуется большое искусство и опыт, чтобы отличить их от природного материала. Как и в случае других синтетических камней, геммологам следует достать образцы для изучения, несмотря на их значительную стоимость. Внимательное исследование синтетических опалов с помощью микроскопа (при небольших увеличениях) часто позволяет увидеть на участках поверхности с наиболее яркими вспышками цвета картину "кожи ящерицы", которая в природных опалах никогда не встречается. Во многих случаях синтетические опалы имеют столбчатую структуру, которая особенно хорошо видна в бусах. Другой особенностью, присущей белым синтетическим опалам, является то, что все вспышки из глубины кабошона часто кажутся имеющими одинаковый цвет. Черные опалы Жильсона, как правило, более прозрачны, чем природные камни, и у них преобладают красные вспышки, редкие в природных камнях. Кроме того, в отличие от природного опала они пропускают довольно много длинноволнового ультрафиолетового света. Этот эффект можно продемонстрировать в лаборатории, положив "подозрительные" камни (вместе с эталонными образцами) в темной комнате на фотобумагу, прикрывающую дно наполненной водой кюветы, осветив их в течение нескольких секунд ультрафиолетовым светом и проявив бумагу обычным способом.
Черные жильсоновские опалы, исследованные автором, имели несколько меньшую по сравнению с природными плотность (в среднем около 2,06 по сравнению с 2,11 — типичной для австралийских камней). Поскольку опалы пористы, испытание в иммерсионных жидкостях может плохо повлиять на их игру, однако после промывки камней чистым спиртом или дистиллированной водой с небольшими добавками растворителя жира и высушивания игра света восстанавливается. Если жильсоновский опал опустить в бромоформ и последний разбавлять бензолом при постоянном помешивании до тех пор, пока образец не будет находиться во взвешенном состоянии, то утонувший в таком растворе образец природного опала служит подтверждением того, что взвешенный опал является синтетическим. Поскольку некоторые жильсоновские черные опалы слегка пористы и даже прилипают к языку, то было бы желательно перед погружением камня в иммерсионную жидкость определить его пористость, применяя чистую воду.
Для отличия белого природного опала от синтетического опала Жильсона может оказаться полезной длинноволновая ультрафиолетовая лампа. Австралийские белые опалы дают беловатую флюоресценцию и довольно продолжительную фосфоресценцию. У синтетического белого опала фосфоресценция практически отсутствует. Следует, однако, отметить, что бразильские опалы также инертны к ультрафиолетовому свету.
Пластиковые имитации, обладающие структурой настоящего благородного опала, очень похожи на последний и могут вызвать значительные трудности при идентификации, если плотно установлены в оправу. Их показатель преломления выше, чем у настоящего опала, и колеблется в диапазоне 1,48—1,495, но удельный вес (1,12—1,20) намного ниже, чем у опала, что становится очевидным, стоит лишь взять незакрепленные камни в руку.
Часто блестящая игра цветов, характерная для белого, и особенно черного, опалов, у природных камней наблюдается лишь в очень тонких слоях. Поэтому тонкие слои нередко отделяют от породы и приклеивают к подложке из темной опаловой породы или черному ониксу, создавая дублеты, которые могут продаваться по сравнительно низкой цене. Дублеты могут быть так же прекрасны, как и сплошные черные опалы, но, естественно, они значительно дешевле. С целью маскировки такие камни часто крепятся в глухую оправу, закрывающую место склейки опала с подложкой. В таких случаях в геммологических лабораториях нередко трудно решить, является ли данный камень дублетом, или нет.
"Предупреждающий знак" дублета — совершенно плоская или лишь слегка искривленная верхняя поверхность камня. Если нижняя часть камня доступна для наблюдения и видно, что она представляет собой черный оникс, то камень несомнегшо является дублетом. Если нижняя часть — серый опал и нет намека на цветные блики, то это еще не служит доказательством дублетного камня, однако это очень подозрительно. Иногда при внимательном исследовании камня с помощью лупы можно обнаружить место соединения слоя с подложкой. Лупа, а еще лучше микроскоп (при небольшом увеличении) помогут обнаружить под просвечивающейся пластинкой благородного опала пузыри в слое клея, который соединяет эту пластинку с подложкой. Эти пузыри могут быть видны как слой уплощенных дисков или же как изолированные сверкающие сферы. Если пузыри увидеть не удается, можно попробовать направить на камень мощный пучок света. Если камень просвечивает, то почти наверняка он является природным черным опалом. В случае дублетов могут быть видны отдельные светлые точки, которые под микроскопом выглядят как пузыри.
Когда камень закреплен с помощью крапанов и виден его край, то о наличии дублета свидетельствует резкая граница сверкающего слоя. Кроме того, даже наиболее удачная склейка едва ли может имитировать совершенство природного перехода от одного слоя к другому, и тщательное исследование границы в настоящем опале почти всегда позволяет обнаружить один или несколько участков, где цветное пятно заходит в менее благородную область. Однако, сейчас стали уже производиться дублеты типа "опал на породе", в которых клей смешивается с растертым веществом основы, и место соединения обнаруживается лишь при очень тщательном осмотре.
Наряду с традиционной формой дублета, описанной выше, в настоящее время в больших масштабах выпускаются изящные опаловые триплеты, в которых на дублет наклеивается кабошон из прозрачного кварца. Такие вещи едва ли могут обмануть, и осмотр с помощью лупы уже достаточен, чтобы выявить их природу.
Следующая проблема для ювелира и геммолога связана с "облагораживанием" ("улучшением") опала, когда низкокачественный опал из Андамуки (Австралия) пропитывают углеродными частицами, что значительно усиливает игру цветов. Способ этот едва ли можно назвать новым, поскольку он описан Джоном Мейвом в его знаменитой книге " Трактат об алмазах и драгоценных камнях" , изданной в 1823 г. Мейв советует нагреть камень в масле или жире, а затем его выжечь. В наше время описана методика с использованием отработанного масла, которое затем выжигают. Применяется также обработка опала способом, который зарекомендовал себя как наиболее удачный для получения черного оникса, т. е. нагреванием в растворе сахара с последующей "карбонизацией" в теплой серной кислоте.
Обработанные такими методами камни состоят из настоящего опала и имеют типичные значения удельного веса и показателя преломления. К счастью, их внешний вид имеет очень характерную особенность — своеобразную зернистую структуру, которая препятствует хорошей полировке. Цветные вспышки идут из многочисленных мелких участков, давая в целом эффект клуазоне (французская эмаль). Галтованные камни такого опала могут продаваться по цене 1-2 фунта, и всем, кто имеет дело с опалами, следует приобрести такой образец, для того чтобы научиться отличать его от дорогого настоящего черного опала, для которого очень характерны более крупные лентообразные вспышки цвета, заметные в лупу.
В последнее десятилетие или около того перед геммологами встала еще одна проблема — появление пропитанного пластиками или смолами опала. Такая обработка улучшает визуальную цельность структуры камня, и то, что она имела место, не всегда устанавливается с очевидностью, даже под микроскопом. Пластик может быть устойчив к воздействию растворителей, однако очень осторожное (без соприкосновения) испытание накаленной иглой может выявить характерные запахи смол. Более безопасный метод подвергнуть камень тестированию с помощью лабораторного инфракрасного спектрометра, который без труда выявит органическую природу пропитки.
До недавнего времени единственными похожими на настоящие камни имитациями опала из стекла были имитации огненного опала, основным достоинством которых является цвет. Показатель преломления и удельный вес стеклянных имитаций всегда заметно выше, чем у природных опалов. Однако в середине 70-х годов эксперименты со специальным стеклом, проведенные Джоном Слокумом из Мичигана привели к крупномасштабному производству многих различных имитаций опала. Эти имитации очень обманчивы для невооруженного глаза, хотя осмотр с помощью лупы или микроскопа сразу же показывает, что камень не может быть разновидностью опала. Стекло, используемое Слокумом, имеет показатель преломления около 1,50, удельный вес от 2,4 до 2,5. Более подробно "камни Слокума" описаны в гл. 9.