штифта
урок истории

Бриллиантовая огранка.

Бриллиантовая огранка.

На протяжении многих лет считалось^ что эта форма огранки впервые была использована гранильщиком XVII в. Винченцо Перуцци, вероятно венецианцем. Так считалось по крайней мере в 1833 г.; этот факт упоминается в книге
Кэра «Наука о драгоценных камнях», вышедшей в указанном году. Однако в результате недавно проведенных исследований удалось установить, что «это мнение, возможно, неправильное» По-видимому, этот способ огранки возник в процессе усовершенствования примитивной огранки таблицей, распространенной в.
XVII в., которая прошла через множество промежуточных форм с дополнительными гранями, полученными при спиливании углов, что позволяло получать от 8 до 16 граней на коронке и 8, 12 или 16 граней на рундисте. Для полной бриллиантовой огранки (рис. 89) характерно наличие 32 граней на коронке, не считая таблички, и 24 граней на павильоне, не считая колеты. Преимущество этого вида огранки по сравнению со всеми прочими было столь очевидным, что после ее изобретения владельцы крупных
камней, ограненных розой, отдавали переогранить их, несмотря на то что при этом немного уменьшался вес (рис. 90). Не считая второстепенных
хотя и не менее важных изменений в деталях,
этот вид огранки с тех пор остается стандартным для алмазов, и слово «бриллиант» стали использовать для обозначения алмаза, ограненного таким образом.
Контур рундиста — ободка, разделяющего верхнюю и нижнюю части камня,— менялся в довольно широких пределах в про-.
цессе эволюции этого вида огранки. В некоторых ранних вариантах он был продолговатым или квадратным, со сглаженными углами, и обладал симметрией второго или четвертого порядка; в современных изделиях, в соответствии с идеальным расположением граней, характеризующимся симметрией восьмого порядка, рундист имеет округлую форму (рис. 91). Количество и порядок
расположения граней, которые сохраняются во многом такими, какими они былина начальной стадии использования бриллиантовой огранки, приведены в нижеследующей таблице.
Коровка (верхняя часть, передняя часть или вершина камня)
Количе.
ство.
граней
Название
Форма грани
Другое название
1.
8.
4.
4
Табличка.
Звезда.
Фасетка, темплет Клин, ромб
8-сторонняя, крупная.
3-сторонняя, мелкая.
4-сторонняя, крупная 4-сторонняя, крупная
| 8-гранник
8.
8
Крест, скоо Скилл
3-сторонняя,.
3-сторонняя,
мелкая.
мелкая
| 16-гранный крест
В наше время чаще применяется комбинация клиновидных граней с фасетками и скилловых с косыми гранями, что составляет 8 фасеток и 16 крестовых граней. Вероятно, звездные грани, окружающие табличку, а также крестовые и скилловые грани первоначально были названы так по своей форме и расположению; однако не исключено, что скилловые грани получили свое название из-за трудностей, которые испытывали гранильщики при точном нанесении их на камень (англ. skill — мастерство, искусство).
Для павильона наиболее характерны сочетания одинаковых граней: например, используют 8 павильонных и 16 крестовых
Количе.
ство.
граней
Название
Форма грани
Другое название
1.
4.
4
Колета.
Павильон.
Клин
8-сторонняя, мелкая 5-сторонняя, крупная 5-сторонняя, крупная
| 8-гранный павильон
00 00
Крест Скилл .
3-сторонняя, мелкая 3-сторонняя, мелкая
116-гранный крест
граней. Маленькую колету (иногда ее не делают совсем) окружают большие грани павильона, а крестовые и скилловые грани переходят через рундист в такие же грани на коронке.
Несколько иная терминология использовалась при обработке алмазов в Брайтоне. Грани назывались так: наверху — табличка, звезды (8 треугольников), паруса (kites — восемь прямоугольных граней) и половинки (16 треугольных граней); внизу — колета, пятиугольники (8 пятисторонних граней) и половинки (16 треугольников). Следующую серию граней на верхней стороне камня образуют 4 фасетки, дополняющие ряд парусов; точно так же на нижней стороне камня павильоны, образующие ряд из 4 граней, завершают ряд пятиугольников.
Форма рундиста часто меняется в соответствии с формой огранки: рундист может быть ромбическим (алмазный, или ромбический) или менее симметричным, например в подвесках (пандело-ках), для которых размеры граней выбираются в соответствии с искаженной формой камня.
Увеличение количества граней значительно улучшило внешний вид крупных алмазов. В некоторых случаях колету окружают дополнительным рядом из 8 граней звезды. В крупнейшем из обработанных алмазов — «Звезде Африки», главном из камней, полученных из знаменитого «Куллиана», есть дополнительный ряд из восьми граней, так что общее количество граней возросло до 74. Таким способом можно обрабатывать не только крупные алмазы. В огранке типа хайлайт, разработанной в Иоганнесбурге в 1963 г., обычная бриллиантовая огранка изменена: на коронку и павильон наносят по 8 дополнительных граней, для того чтобы придать камню больше блеска и игры при малой потере веса. Некоторые более старые виды измененной бриллиантовой огранки будут описаны ниже.
Бриллиантовая огранка рождалась в многочисленных пробах и ошибках; опыт научил гранильщиков, что для достижения максимального оптического эффекта необходимо соблюдать в камне определенные пропорции. По старому правилу верхний угол правильного октаэдра следовало стачивать или отпиливать на величину, равную 5/18 диагонали октаэдра; нижний угол срезали на 1/18 диагонали. На рис. 90 At=bli& АА", а Лс=1/18 АА; отсюда видно, что Ot, составляющее 2/9 от АА, равно половине Ос. Расстояние Ос равно 4/9 АА. Тогда TT/CC = Tt/Cc=At/Ac=5, и, следовательно, ширина колеты составляет пятую часть ширины таблички.
В самых ранних бриллиантовых огранках, возникших непосредственно из природного октаэдра, главные грани павильона и коронки были наклонены к рундисту (так же как и грани древней формы огранки таблицей) под октаэдрическим углом 54°44. Но вскоре гранильщики уменьшили угол до величины, близкой К 45°. Наклон этих граней определяет отношение размера таблички к размеру фасеток на коронке и размеру павильонов на нижней части камня, а также их зависимость от полной ширины рунди-ста и, следовательно, от формы камня. Оптимальные пропорции совершенного бриллианта математически обоснованы рядом исследователей. Толковски
установил, что если принять ширину рундиста за 100, то высота коронки над рундистом составит 16,2, колета будет расположена ниже рундиста на 43,1, общая высота камня составит 59,3, ширина таблички будет равна 53; соответствующие углы фасеток и павильонов относительно таблички и колеты равны 34°25 и 40°46. Эти расчеты подтвердили в большой степени те данные, которые были получены гранилыциками-прак-тиками прошлого методом проб и ошибок. При огранке современник бриллиантов обычно используются почти такие же углы (рис. 91), хотя с целью сохранения веса камня возможны некоторые изменения; допустимые отклонения, слабо сказывающиеся на качестве камня, для углов коронки составляют 5—7°, для углов наклона граней павильона они значительно меньше.
Рундист должен быть настолько тонким, насколько позволяет прочность камня, чтобы избежать его обламывания при заделке в оправу; если рундист оставить толстым, то в результате отражения от нижних граней будут видны грубые края, что может существенно повредить качеству камня, особенно при загрязнении краев.
Значительное изменение, связанное с уменьшением углов коронки и павильона, заключается в уменьшении роли колеты. При октаэдрических углах эта грань отражает обратно в камень большую часть света, входящего через коронку; колета может составлять 1/5 часть (или еще больше) от размеров таблички. С уменьшением углов роль колеты становится меньше, что, конечно, приводит к явному уменьшению блеска вследствие потери света
В современных бриллиантах на самом деле это делается во избежание опасности откалывания вершины. Современная огранка с круглым рундистом, малыми углами и крошечной колетой настолько лучше по сравнению с огранкой старых камней с их почти квадратным рундистом и высокой коронкой, что владельцы камней считают, что потеря веса при уменьшении высоты бриллианта с лихвой окупается улучшением блеска и игры камня.
Соблюдение определенного порядка расположения граней необходимо для того, чтобы весь поток света, попадающего в камень в основном через табличку, полностью отражался от граней нижней части камня и излучался с небольшими потерями или без потерь через коронку, желательно через ее наклонные грани, так чтобы создавался наилучший цветовой эффект (игра). Если бриллиантовая огранка алмаза сделана правильно, то камень должен казаться совершенно темным, если его табличка обращена к источнику света; тогда сквозь колету будет уходить совсем немного света. В любых других драгоценных камнях и имитациях из стекла некоторое количество света будет преломляться и выходить через основание камня. Это свойство помогает отличить алмазы от подделок.
Для того чтобы свет не уходил через основание, он должен попадать на нижние грани под углами менее 24°26 (предельный угол полного отражения для алмаза), но этого недостаточно, поскольку возможно, что луч падает на нижние грани под такими углами. При отражении он должен возвратиться к коронке и подойти к грани выхода под углом меньше критического, так как в ином случае он не сможет выйти из камня. На рис. 92 схематически показаны пути лучей, по-разному входящих в табличку. Поток света, который падает на табличку и сквозь нее проникает в камень, не претерпевает дисперсии, и поэтому он совершенно бесцветный; однако, если лучи света падают на наклонные грани, световой луч расщепляется, возникает радужный эффект, так называемая игра, которой славятся драгоценные камни. Если нижние грани наклонены в табличке под углом 45° и, следовательно, расположены относительно друг друга под прямым углом, то падающие и отраженные лучи света будут параллельны. Изменение угла на несколько градусов приводит к отклонению отраженных лучей к боковым граням коронки, что усиливает игру. Можно представить себе камень не ограненный, а имеющий форму конуса, слегка усеченного сверху и почти полного внизу. При подобной обработке камня возникли бы значительные трудности, да и результат был бы не слишком эффектным, хотя, вероятно, более постоянным. Но именно беспрестанно меняющиеся оттенки привлекают взгляд: сначала — бриллиантовое сверкание чистейшего белого цвета и тотчас же лазурно-голубой блеск, переходящий из воскового в изысканный оранжевый, затухающий в малиновом мерцании; все это с различным блеском испускает поверхность камня.
Следует отметить, что относительные размеры, приведенные выше, необходимы для полного проявления игры, но это не значит, что они используются всегда. В настоящее время эти соотношения, как правило, существенно иные, что способствует сохранению большего объема камня при данном весе. Коронка редко превышает 7
общей глубины камня, а часто бывает еще меньше,
до 1/
; в то же время табличка стала значительно больше, размеры ее составляют около
/
полного сечения, а боковые грани делают меньше, и наклонены они к табличке под меньшими углами. В результате камень приобретает более плоский вид и испускает много «огня», проявляя хорошую игру.
Любой драгоценный камень должен быть абсолютно чистым, но особенно это важно для алмаза бриллиантовой огранки. Если задняя поверхность камня покрыта жиром и грязью, как часто бывает в кольцах с зубчатым закреплением камней, свет перестает полностью отражаться от базы, большая его часть выходит из камня; это серьезно влияет на блеск и игру камня. По этой причине кольца с камнями всегда следует снимать при мытье рук, так как при каждом мытье мыльная пленка на задней поверхности камня становится толще и камень делается все более безжизненным, тусклым; необходимо бережно относиться к кольцам, которые носишь на руках. Просто удивительно, как чутко реагируют кольца на чистку. Очищать задние поверхности камней, закрепленных зубцами, можно апельсиновой палочкой или даже намотанной на спичку хлопчатобумажной или шерстяной тряпочкой, смоченной бензолом, толуолом или другим растворителем; для очищения камней можно с успехом использовать даже обычную воду.
Едва ли стоит говорить о том, что гранильщики при обработке алмазов и, конечно, других камней не слишком тщательно выполняют угловые измерения, а положение, которое должны занимать грани, оценивают в основном на Глаз; изредка, однако, правильность положения граней проверяется при помощи угломера. В связи с этим допустимые отклонения размеров и углов, приведенные в этой книге, иногда превышаются. При этом камень будет выглядеть мертвым и будет сопротивляться всем попыткам вдохнуть в него жизнь; положение может спасти только переогранка, но тогда обработка обойдется слишком дорого, особенно если камни маленькие.
В идеале камень бриллиантовой огранки должен обладать следующими качествами: высокой дисперсией света (игрой), значительным преломлением; в нем не должно быть внутренней окраски. Единственным драгоценным камнем, который в общем может соперничать с алмазом по этим качествам, является циркон. Хотя неокрашенный циркон встречается в природе крайне редко, цвет некоторых желтоватых цирконов без труда можно устранить воздействием высокой температуры, и этот процесс необратим. «Играющий» циркон, ограненный бриллиантом, конечно, нелегко распознать на глаз, поскольку он сверкает и обладает игрой (дисперсией света). Тем не менее циркон легко можно отличить от алмаза благодаря его двупреломлению и более низкой преломляющей способности, в результате чего значительная доля света выходит через заднюю поверхность камня; кроме того, из-за меньшей твердости через несколько лет ребра циркона будут казаться изношенными, на открытых гранях появятся царапины. Остальные бесцветные драгоценные камни, такие, как] белый сапфир (корунд), топаз, горный хрусталь (кварц), в сравнении с бриллиантом кажутся лишенными игры, поскольку обладают низким преломлением.
Особый интерес представляют те разновидности синтетических камней, которые могут служить заменителями алмазов. Весьма широко используется синтетическая бесцветная шпннель, но ее более низкий показатель преломления легко устанавливается погружением в иодистый метилен. Для синтетического рутила всегда характерен легкий желтоватый оттенок, бросается в глаза и его высокое двупреломление. Титанат стронция (диагем) изотропен, но его дисперсия даже превышает дисперсию алмаза. Ребра такого граненого камня, обычно быстро изнашиваются из-за его мягкости. В синтетическом бесцветном сапфире часто видны пузырьки включений; это может наблюдаться и в стеклянных имитациях, также очень мягких и имеющих сравнительно нпзкий показатель преломления. Недавно полученный синтетический иттрий-алю-миниевый гранат (ИАГ, даймонэр) обладает дисперсией, равной лишь 0j028, и поэтому лишен игры.